?

Log in

No account? Create an account
Очень интересный пример из серии "то, чего не может быть". Это православная церковь, построенная в 1930-1931 годах по проекту русского архитектора Петра Левицкого, в невероятно популярном для тех лет в Западной Европе стиле "функционализм". В нашей российской, то есть советской интерпретации этот стиль, как известно, получил название "конструктивизм". Так вот, "церковь в стиле конструктивизма" звучит как нечто взаимоисключающее, как парадокс. Но, мне кажется, это именно то, что должно было произойти с точки зрения стилистической эволюции в храмовой архитектуре, не случись в 17-м году в нашей стране Октябрьского переворота.
Церковь эта находится в Чехии, в городе Брно. Называется она Православная церковь Святого Вацлава (Orthodox Church of St. Wenceslas). Здесь немного об её истории http://www.turizm.ru/…/pravoslavnaya_cerkov_svyatogo_vacla…/
Примечательно то, что сама церковь и её интерьер запроектированы в едином стиле. В интернете нашлись фотографии интерьера 30-х годов и нашего времени. Очевидно, что со временем стиль интерьера замылился. Сейчас всё это выглядит, мягко говоря, несуразно. Но в целом, храм сохранился в неизменном виде, лишь звонница пристроена 90-х годах.


[18]



































Вроде, редактор собирался в альманахе "Дары" этот текст опубликовать, но не стал, так что я здесь напечатаю : )
Про современные храмы, конечно.

Здравствуйте!
Искусство христиан, искусство церковное, богослужебное – важная, очень большая и значимая часть культуры человеческой. Мы эпоху в истории узнаём по внешнему виду храма. Он показатель, в него вложено всё лучшее, что на тот момент умели делать люди разных профессий вместе. Поэтому, как современного архитектора меня интересуют журналы и статьи о современном христианском искусстве. Артос именно об этом собирает информацию, так что смотрю его.
Прочитала там разговор с Епископом Обуховским Ионой – «Искусство, как и все в жизни христианина, связано с литургией» от 22.01.2015. Пишу, что думаю по поводу этого разговора.
1) По поводу обучения священников церковному искусству.
Образование, воспитание очень важно, нужно, правильно говорит владыка. Но ещё очень важно доверять архитектору, человек изучал именно архитектуру, учился проектировать, имеет опыт в этом деле.
2) Помощь архиерея.
Даже образованные люди не всегда всё правильно оценивают. Даже среди архитекторов вполне хорошо разбирающихся в искусстве идут дискуссии по поводу стилизаций, работы в стилях и т.д., приемлемо ли это. Лично я считаю, что нет, могу объяснить, почему. Возведение сейчас храмов неотличимых от старинных, соответственно, меня тоже не радует. Здесь не буду об этом подробно писать.
Искусство должно быть максимально свободным, я думаю. Над художником, архитектором, не должно быть каких-то цензурирующих органов, должна быть только его личная ответственность. Да, будут и некрасивые вещи, неудачные, но шанс для хорошего один – отказ от цензуры (об этом говорил архитектор и историк Дмитрий Хмельницкий, я с ним согласна). Архиерей, принимающий решения в искусстве – тоже цензор. Он может быть очень понимающим и образованным, но художники на то и художники, что все очень по-разному умеют делать одно и то же. С кем-то мы одинаково мыслим почти, а кто-то совсем непостижимым для меня образом творит что-то бесподобное, меня восхищает, хотя, я бы так не делала. Вот тут и есть опасность для архиерея, вдруг он не проникнется, не поймёт другого человека, и не пропустит, и мы не увидим что-то прекрасное.
Был пример, когда епископ велел замазать прекрасную, на мой взгляд, роспись, на Чукотке, кажется.
[дальше]
3) Насчёт иконописи.
«Можно ли молиться» перед той или иной иконой – это такой критерий неопределённый. Люди разные, и владыка говорит о том, что стили в иконе разные в истории, разным людям нравятся больше одни и меньше другие, могут возникнуть разногласия и по поводу возможности молиться. И тут тоже разговор о цензуре. Если бы была цензура, Афонское письмо не прошло бы её, необразованные люди писали ведь, как говорит владыка.
«В современном церковном искусстве яркие представители мне не встречались. То, что попадалось, больше похоже, простите, на выпендреж. Видно, что художник стремится, прежде всего, сказать свое слово — не возвестить людям о Боге, о любви к Богу, а продемонстрировать свое новаторство, заявить о своем видении, о преломлении в своем сознании церковного искусства. Так бывает, когда в душе иконописца художник побеждает христианина.»
Вот такое отношение, мне кажется, возникает от того, что церковное искусство в России закончилось в начале 20 века и люди, изучающие только его, интересующиеся только им, пропустили весь 20 век в искусстве. То, что привычно уже всем, им кажется таким новаторством! конечно, целый век перешагнуть сложно. А люди, видевшие век, просто продолжают движение и не думают совершать революций или «выпендриваться».

4) архитектура.
Уровень дореволюционных зодчих такой странный критерий. Как уровень строителей дольменов и т.п. Мы должны быть лучше их, тех, кто был раньше нас, мы имеем возможность учиться у всех них, учитывать опыт большего количества архитекторов.
Владыка говорит о церковной архитектуре отдельно, но здесь он просто ошибается. Хороший архитектор может проектировать любые здания одинаково хорошо. Узкая специализация среди архитекторов редка и, по-моему, не очень полезна, хотя, по-разному бывает, конечно.
Если человек верующий, в храм ходит, то и особенности знает, функциональные задачи понимает. Историю архитектуры все изучали, задачу поставили – архитектор решит. Ну, да, очень жаль, что у нас эти 70 лет выпали. Жаль, что тема храмового строительства не развивалась, но это совсем не значит, что мы должны вернуться во времени назад. Мы-то жили и развивались, учились, получали опыт, изучали чужой.

Копирование образцов входит в учебную программу МАрхИ, кажется, за второй курс, в этом нет такой сложности, которую, похоже, подразумевает вл. Иона.
Зачем копировать или трансформировать, если задача решается простыми методами, простым современным грамотным проектированием с применением доступных технологий, материалов и т.д. А именно о ней, о задаче, в этом абзаце говорит владыка, только, наоборот, о том, что она не решается в большинстве новых храмов: "Основная масса храмов, создаваемых в стремлении максимально уйти от древних образцов, крайне нефункциональны и неудобны для молитвы, для жизни церковной общины, для литургии, для их украшения. В этом случае архитектор строит не дом Божий, а памятник своему тщеславию — одно сплошное проявление эгоизма и самолюбования." Однако, я видела построенным только один действительно современный храм, без стилизации, (показывала его в группе арх-хра в ф/б, он не очень интересен сам по себе, но он один в России, я искала) а владыка, видимо, имеет ввиду как раз те, что трансформируют древние образцы, просто настолько плохо сделанные, что уже и не различишь образца.
Итак, крайне нефункциональны и неудобны для молитвы, для жизни церковной общины, для литургии, для их украшения, по-моему, скопированные с древних образцов. Задачи изменились, а это главное, что заставляет стили в архитектуре меняться. Сейчас нужны большие городские храмы, люди живут гораздо плотнее, пропорции неизбежно изменятся относительно древних образцов, они станут более широкими и низкими, так как при сохранении пропорций, в новых храмах холодно и ничего не слышно. А широкие и низкие – это совсем другой стиль, ни на какой из древних не похожий. Очень много всего можно перечислять ещё - развитые прихрамовые здания, не только дома причта, как раньше, но и школы, ремесленные училища, гостиницы и т.д. и т.п. Всё это меняет облик. Нам надо думать об этом, об этом новом облике при изменённых условиях, как решать, вот это серьёзная задача. А копирование не даст ничего, и совсем не сложно копировать, просто, точные-то копии никому не нужны, требуются трансформации, вот и получается так - и некрасиво, и неудобно.

Эта фраза очень часто звучит, в том числе и архитекторы её произносят: "Когда мы научимся воспроизводить или трансформировать образцы древности, потом уже можно будет говорить о каком-то новом слове в архитектуре." Однако, если перевести эту фразу с храмовой архитектуры на жилую, например, мне кажется, будет гораздо очевиднее её абсурдность. Как я сказала, требования изменились, никому не нужны 2-этажные городские особняки с печками в каждой зале, можно копировать их для изучения, на бумагу, но строить это никто не будет, невыгодно, неудобно. Востребованы многоквартирные дома, всё из-за той же высокой плотности населения.

Очень радует меня этот обзац: «Еще раз подчеркну: я не против следования духу и стилю времени, если при этом в здании храма возможна будет полноценная литургическая жизнь общины, жизнь верующих, которые, собственно, и составляют Тело Христово. Если храм функционален, удобен, помогает молитве, а не отвлекает от нее, если он не безобразен, не отталкивает своими чересчур смелыми формами, почему бы и нет.»

Значит, есть надежда, что при внимательном отношении именно к функциональности здания современный архитектор сможет свободно, открыто проектировать так, как умеет, насколько может хорошо, а не по указанию на стиль и образец. Притом, в каждом конкретном случае община могла бы участвовать в проектировании на стадии задания, какие-то удобные вещи для прихожан, например, настоятель может и не знать. Так, общими усилиями, как и в прошедших веках, может быть, и стали бы появляться современные, показательные для эпохи храмы. И именно православные, так как в этом случае особенности богослужения были бы обязательно отражены во внешнем виде.
Спасибо.
Ирина Изотова, архитектор.
Интервью: http://artos.name/articles/iskusstvo-kak-i-vse-v-zhizni-khristianin/
Оригинал взят у ahcalam в Немного комментариев из фб, чтоб запомнить : )


Ирина Изотова Андрей, спасибо, что позвали посмотреть. Но у минимализма есть свои законы стиля, он вполне сложившийся. В его рамках не могло быть ни такого цоколя, ни карниза в частности, и вообще, его надо чувствовать, понимать : ) Малобюджетно, наверное, но не он, не минимализм.
1 ч. · Нравится · 1

Андрей Анисимов Ирина, ради чистоты стиля кто будет отмывать стены от брызг и подтеков? Гениальный зодчий? Есть ваши поиски, а есть практика! Я - практик. Пока вы будете искать чистоту форм, я (надеюсь) постою пару десятков живых (во всех смыслах слова) храмов! В этом наша принципиальная несхожесть.
1 ч. · Нравится · 1

Андрей Анисимов Отец Андрей Юревич Отче, это Горки-Х. И я об этом говорю много лет! Никто не слышит...
1 ч. · Нравится

Ирина Изотова Да, и минимализм, это не современная архитектура, как таковая, а работа в стилях.
1 ч. · Нравится

Ирина Изотова Мне пока храм не довелось построить, но несколько довольно крупных объектов есть самостоятельных, авторских, так что я тоже практик.
1 ч. · Нравится

Ирина Изотова Цоколь можно сделать и незаметным и стильным, притом в любом стиле : )
А при использовании определённых материалов, можно и без него, если это, например, покраска по бетону специальная, то она от брызг не хуже бережёт, чем вот такой камень.
58 мин. · Нравится

Владимир Прядихин Нравится (70 ) х 30.
57 мин. · Нравится

Андрей Анисимов Ирина, как далека ты от темы... Какой бетон? Это ж храм! А про стили: я ищу минимализм в традиции, в данном случае в византийской, в балканской, а не в "современной". Просто для меня именно там современность.
46 мин. · Нравится · 1

Ирина Изотова Да, нет, мне кажется, Вы смешиваете стили, эклектика у Вас основная тема. И смешение традиции и минимализма из той же оперы : )
44 мин. · Нравится

Ирина Изотова Вы не любите бетон, но цоколь-то может быть бетонным, наверное, даже в храме?
43 мин. · Нравится

Ирина Изотова Мне кажется, можно все эти технические вопросы решать в каждом конкретном случае по-разному.
42 мин. · Нравится

Ирина Изотова Нужен цоколь, можно сделать, но не уводить при этом весь объект в сторону ещё одного стиля.
42 мин. · Нравится

Андрей Анисимов В византийских храмах цоколь всегда очень сильно развит! Часто он превращается в стилобат. И мне это нравится! И я буду это делать!
38 мин. · Нравится · 1

Ирина Изотова Это не принципиально. Я свободна в этом отношении. Просто проектирую на определённом месте по определённому заданию, решаю задачу исходя из всех данных. Хоть со стилобатом, с цоколем или без них, смотря по ситуации и надобности.
35 мин. · Нравится · 2

Ирина Изотова И, я думаю, что храм никак не должен быть типовым, а тем более рекомендованным кому-то в таком качестве. Это я сейчас перечитала Ваш комментарий по поводу конкурса 18 декабря. Ужас. Это же храм! Я б и сараи типовыми не делала, моя б воля : ) И уж нормальным конкурсом на каждое место или дав на выбор участникам все места можно было получить 200 проектов разных и бесплатных, моё мнение.
32 мин. · Нравится · 1

Андрей Анисимов Ирина, все византийские, и романские, и псковские, и владимирские, и 17 век, и далее (условно) "типовые"! Не вижу проблемы.
28 мин. · Нравится

Ирина Изотова Условно : ) А я вот вижу проблему, представляю, что из этого выйдет, да, это уже и так выходит. эти все растянутые для Москвы "Покрова на Нерли"... грустно.
14 мин. · Нравится

Ирина Изотова А все те, что Вы перечислили, они не типовые, они в одном стиле.
13 мин. · Нравится

Ирина Изотова А для каждого места свой единственный. И ансамбли монастырские, кремлёвские и др. в одном стиле строили, а не из типовых набирали. Разница огромная. Архитектура вообще сильно зависит от окружения, а храм особенно.
12 мин. · Нравится · 1

Подборка понравилась, спасибо Даниилу.
Оригинал взят у daniil_skitalec в Расширение горизонтов. Мода и творчество.
Как сформировалась современная мода к храмовой архитектуре? Почему она такая односторонняя, будто перед глазами зодчего и заказчика лежали только фотооткрытки памятников Золотого Кольца, старый учебник по древнерусской культуре и фотоальбом храмов Великого Новгорода и Пскова? Неужели желание строить в византийском стиле в последнее время возникло из-за легкой возможности совершить паломническую поездку в Константинополь и на Афон? Ответ содержится в вопросах? Наверное...


Сегодня, на мой взгляд, уже поздно пытаться анализировать очевидные вещи. Понятно, что мода на "стиль" прямым образом связана с количеством и качеством доступной теоретической и визуальной информации, а она достаточно ограничена. Можно выделить четыре особо характерные источника вдохновения современных зодчих, удовлетворяющих вкусы заказчика: древнерусское домонгольское зодчество, узорочье 17 века, северное деревянное зодчество и альбомы типовых проектов храмов второй половины 19 века. И это понятно - придите в книжный магазин, где есть книги по русской архитектуре... И еще стоит добавить к этому ностальгические настроения участников современной церковной культуры к историческим процессам (дезориентация во времени), как все встает на свои места и надобность в написании диссертации на тему "Факторы формирования эстетических особенностей архитектурно-художественных форм православной культовой архитектуры конца 20 - начала 21 века" отпадает.


Ну а раз нечего писать на эту тему, то давайте просто посмотрим фотографии:









Погост в село Осиново
vIuu9VCNJYg







г.Соликамск
Крестовоздвиженски собор
1351662096923


01-sol_01_1200




Чухчерьма
Ильинская церковь
1657 г
Z_GhllsUFB0





Храм Всех Святых Мучеников на территории Российской Духовной Миссии.
Пекин. Китай.
474vSZt2pfI








Деревяницкий монастырь под Новгородом. Церковь Успения с трапезной палатой.
Вид с юго-востока. Фото начала ХХв.
JLP1eflnXAU







Церковь Иоанна Предтечи. Борисоглебский монастырь.
1690
PZDkNdRtTgw
Смотреть еще 38 фотографий...Collapse )

















Церковь и высокие технологии.
The Lotus Dome - "живой" купол, состоящий из нескольких сотен лепестков алюминиевой фольги, открывающихся под воздействием тепла и света. Инсталляция в храме, выполненная Studio Roosegaarde (Нидерланды).

На мой взгляд, смелее остальных, что лично мне нравится.
http://www.cc-qc.ru/wooden3.html
Реставрация с приспособлением под многофункциональное пространство здания церкви 16в. в городе Бриуэге (Испания). В европейской практике, как мы знаем, такого рода приспособление явление нередкое . Может, и русские разрушающиеся храмы, которые Церковь не в состоянии освоить, можно было бы восстанавливать таким образом? Можно было бы использовать их как концертные, лекционные залы или образовательные центры для нужд православной церкви, опять же.
больше фотографий тут:
http://www.archello.com/en/project/restoration-and-adaptation-16th-century-chapel-brihuega
P.S. ...смотрю я на фотографии и сдаётся мне, что никакой это не 16-й век. Типичнейшая романская архитектура. Может там в тексте ошибка... В общем, церковь никак на 16-й век не тянет - 13-й максимум!
В норвежской деревне Knarvik архитекторами Reiulf Ramstad Arkitekter была построена новая церковь. Архитекторы в этом проекте переосмыслили традиционные норвежский ставкирки.
2014


[3]














https://www.facebook.com/QuadraturaCirculi/posts/581345801997285
Вот мне тоже непонятно, зачем везде искать символы. 5 глав - Христос и евангелисты, а 12 - апостолы, но без Христа. К любому количеству глав, кажется, можно найти значение.

Оригинал взят у alex_kopein в Синайский Спас без эзотерики
Более тысячи лет назад отгремели иконоборческие споры, и Церковь утвердила почитание святых икон. Но многие ли наши современники задумываются, кого и что они видят на иконе? А когда задумываются — не получается ли ещё хуже? О том, правду ли говорят искусствоведы о Синайском Спасе — иконописец Дмитрий Марченко.

Образ Спасителя из монастыря св. Екатерины на Синае — один из самых впечатляющих шедевров иконописи. Был написан, как принято считать, в Константинополе в середине VI века при императоре Юстиниане I и передан им в дар Синайскому монастырю, пользовавшемуся покровительством императора.

Какое-то время образ был забыт, его обнаружили только в XIX веке, но оценить всю художественную мощь и духовную глубину этой иконы мир смог лишь в 1962 году, когда поверхность её была очищена от поздних поновлений.

Изначально Синайский Спас был написан в технике энкаустики. Это древняя техника живописи, в которой красочный пигмент смешивается с разогретым воском. В доиконоборческую эпоху энкаустика была самой распространенной техникой исполнения икон.

Синайский образ производит на зрителя очень сильное впечатление — в первую очередь необычной экспрессией, силой и свободой мазка. Не секрет, что современному русскому православному привычнее гладкость и зализанность иконной поверхности — «смиренное» подражание образцам позднего русского средневековья, от Рублёва до Дионисия. Другая бросающаяся в глаза особенность — ярко выраженная асимметрия и даже как бы разнохарактерность черт лика Спасителя.

Эта асимметрия синайской иконы, без упоминания которой не обходится ни один текст о ней, явилась настоящим камнем преткновения для многих современных богословствующих искусствоведов и искусствоведствующих богословов.

Признаюсь честно, мне повезло с Синайским Спасом. Я сперва увидел репродукцию этого прекрасного памятника, а уже потом прочёл о нём. Тут-то я и отдал себе отчёт в том, что знаменитой асимметрии я до знакомства с посвящённой памятнику литературой не замечал. То есть, я её, конечно, видел, но не придавал ей никакого особого, а тем более — символического значения.

На меня глядел Христос, я узнавал Его — это было главное в моём общении с иконой, и я совершенно не был расположен делать наблюдения типа «а-а-а, смотри-ка, глаза-то у Него разные!» или «а левый-то ус правого короче!»



Но есть люди, которые смотрят на образ Спасителя иначе. Им кажется, что их понимание иконы углубится оттого, что они, во-первых, сосредоточат свое внимание на «разноглазости», асимметричности образа и, во-вторых, найдут правильное объяснение этой асимметричности.
Read more...Collapse )